Анапа
Погода в Анапе
6 декабря, вторник
днем -3
ночью +7
ветер 9 м/с
Пасмурно, без осадков
Погода в Анапе
На главную

Военные конвои

Одним из важных условий, способствовавших тому, что части Советской Армии и Черноморского флота, оборонявшие совместно Кавказ, смогли удержать побережье от Новороссийска до государственной границы с Турцией и накопить силы и средства для перехода в наступление и разгрома противника на Кавказе и Кубани, явилось бесперебойное питание их по морским коммуникациям.
К июлю 1942 года на Черноморском флоте насчитывалось свыше 100 транспортов различного "тоннажа. Суда имели скорость хода от 4 до 14 узлов, водоизмещение от 500 до 10 тысяч тонн (не считая мелких). Для конвоирования флот мог выделить три эскадренных миноносца, до шести базовых тральщиков, два сторожевых корабля и около 20 сторожевых катеров типа "МО-IV". Этого числа кораблей было недостаточно для обеспечения конвоирования, поэтому для охранения четырех - пяти транспортов выделялось три - четыре боевых корабля или катера, которые к тому же не имели новейших в то время гидроакустических приборов.
Методы защиты конвоев в море изменялись в зависимости от характера действий сил противника и оперативной обстановки на театре. Так как основным врагом транспортов и конвоев являлась немецкая авиация, ордера конвоев строились в основном из расчета противовоздушной обороны: корабли эскорта шли впереди транспорта, сзади него и с обоих бортов на курсовых углах 80 - 90°. Иными словами, в основу походного порядка был положен принцип кольцевой защиты. Этот принцип сохранился и после появления на наших морских сообщениях вражеских торпедных катеров, которые также могли произвести атаку с любых курсовых углов.
Нередко при эскортировании группы транспортов практиковалось усиление охранения со стороны моря, так как конвои обычно шли вблизи берега по малым глубинам под защитой береговых батарей и атаки со стороны берега были маловероятными. Время суток для перехода выбиралось с таким расчетом, чтобы наиболее опасные места проходить в темное время суток. Так, например, на участке Поти - мыс Пицунда - Туапсе транспорты ходили днем, а на участке Туапсе - Геленджик, где угроза подвергнуться атакам вражеской авиации была особенно велика, - ночью.
К началу обороны Кавказа на Черноморском флоте была отработана организация конвойной службы и безопасного плавания транспортов. В апреле 1942 года штаб флота издал новое наставление, в котором были изложены основные положения конвойной службы, определены методы уклонения транспортов от атак самолетов и подводных лодок противника и обязанности начальников конвойной службы. Это наставление сыграло большую роль в обеспечении своих морских сообщений и в деле обучения личного состава транспортов и конвойных сил. Организация, планирование и руководство воинскими перевозками на море возлагались наставлением на начальника отдела военных сообщений штаба флота, получавшего все заявки на перевозку воинских грузов от частей, а планирование движения транспортов и их обеспечения в море - на начальника конвоев штаба флота. За безопасность плавания в районе военно-морских баз отвечали их командиры, а в районах, не входивших в военно-морские базы, - начальник конвоев. Для управления конвоями на переходе в море назначался командир конвоя, обычно старший из командиров кораблей охранения. Ему подчинялись командиры всех кораблей охранения и капитаны транспортов. Все вопросы, связанные с навигационным обеспечением плавания транспортов, начальник конвоев согласовывал с начальником гидрографического отдела Черноморского флота.
Такая организация конвойной службы просуществовала почти всю войну и полностью себя оправдала.
Несмотря на сложность оперативной обстановки во второй половине 1942 года, некоторые потери в составе транспортного и боевого флота в период борьбы за Крым и износ оставшихся в строю транспортов воинские перевозки не уменьшились, а, наоборот, возросли. В этот период, а также в первой половине 1943 года пополнение, грузы и техника для частей Северо-Кавказского и Закавказского фронтов, действовавших на приморском направлении, перевозились на судах большого тоннажа из южных портов Кавказа в Туапсе. Здесь они перегружались на мелкие транспорты, корабли и катера, которые доставляли их в Джубга и Геленджик. Из Геленджика в Туапсе в таком же порядке эвакуировались раненые и гражданское население. Часть раненых и эвакуируемых граждан направлялась из Туапсе до станции Гагры по железной дороге, а оттуда уже на судах в Сухуми, где они еще раз пересаживались в железнодорожные эшелоны и следовали по назначению.
Перевозки совершались в условиях частых ударов вражеской авиации по военно-морским базам и транспортам Черноморского флота. Каждый выход транспортов и конвоев в море рождал новых героев. 14 августа в районе мыса Утриш был атакован шестью Хе-111 базовый тральщик "Взрыв", сопровождавший суда из Новороссийска в Анапу. Первые две атаки врага были отражены метким зенитным огнем, но затем тральщик получил два прямых попадания бомбами. От взрыва их корабль получил большие повреждения, возник пожар, погибла часть личного состава. Команда тральщика под руководством помощника командира корабля коммуниста старшего лейтенанта Бровенко и военкома старшего политрука Воробьева, продолжая отбивать атаки немецких самолетов, самоотверженно боролась за живучесть корабля. Когда взрывной волной снесло за борт орудийный расчет 45-мм пушки, к орудию стали командир артиллерийской боевой части комсомолец лейтенант Смоляков и боцман Умрихин, которые продолжали вести огонь по врагу.
В бою оторвало левую руку наводчику 37-мм зенитного автомата комсомольцу Кузнецову, но он оставался на боевом посту до тех пор, пока силы не оставили его.
Усилиями личного состава базового тральщика "Взрыв" все атаки самолетов противника были отбиты, пожар потушен, а корабль приведен в Новороссийск. Только в течение 1942 года этот корабль участвовал в эскортировании 47 транспортов, во время которых отразил 27 налетов вражеской авиации.
Много усилий моряки-черноморцы приложили к тому, чтобы быстро вводить в строй поврежденные транспорты и береговые объекты. Среди многочисленных примеров героизма, проявленного во время работ такого характера, особенно выделяется эпизод спасения теплохода "Львов". 27 сентября 1942 года этот транспорт, поврежденный авиацией противника, оказался вынужденным выброситься на мель в районе Хосты. Для ремонта его была послана группа моряков аварийно-спасательной службы Туапсинской военно-морской базы во главе с коммунистами мичманом Н. Д. Дубовиком, старшиной 2-й статьи А. С. Чубом и комсомольцем водолазом А. К. Беридзе. Под ударами вражеских бомбардировщиков группа в течение 28 сентября, не прерываясь ни на минуту, заделала пробоины в борту теплохода "Львов", сняла его с мели, и транспорт ушел по назначению.
В ноябре - декабре 1942 года в связи с успешными действиями наших войск под Сталинградом противодействие немецко-фашистской авиации перевозкам Черноморского флота вдоль Кавказского побережья резко упало. За весь ноябрь противник совершил только 19 самолето-вылетов на наши морские коммуникации, а в декабре - ни одного.
Всего за период обороны Кавказа по нашим морским коммуникациям у Кавказского побережья прошли сотни больших и малых судов и барж. Ими было перевезено сотни тысяч людей, сотни тысяч тонн груза, в том числе боеприпасы, нефтепродукты, продовольствие, орудия разных калибров, танки, самолеты, повозки и кухни, автомашины, тракторы, лошади. Авиация Черноморского флота сделала за этот период 2057 самолето-вылетов для прикрытия транспортов и боевых кораблей в море, сбив самостоятельно и совместно с корабельной зенитной артиллерией 10 вражеских самолетов.
Эти данные свидетельствуют о большом напряжении Черноморского флота при обеспечении морских сообщений в период обороны Кавказа. Однако напряжение это во второй половине 1942 года было неравномерным. Так, например, в июле у Кавказского побережья проходило ежедневно в среднем от 10 до 20 судов различного тоннажа, в августе - от 15 до 30, в сентябре - от 25 до 35, в октябре - от 25 до 40, в ноябре - от 11 до 35, в декабре - от 15 до 30.
Из приведенных данных видно, что наибольшая интенсивность перевозок была в сентябре - ноябре 1942 года, т. е. в период боев за Новороссийск и Туапсе. Именно в это самое тяжелое для частей Приморской группы войск и Черноморского флота время в перевозки включались боевые корабли - крейсера, эскадренные миноносцы, канонерские лодки, сторожевые корабли и базовые тральщики. В условиях ожесточенного сопротивления противника они доставляли на фронт пополнение, боевую технику и боеприпасы. Так, только 21 и 22 октября крейсера "Красный Крым", "Красный Кавказ", лидер "Харьков" и эскадренные миноносцы "Беспощадный" и "Сообразительный" перебросили из Поти в Туапсе около 10 тысяч солдат и офицеров с вооружением, обеспечив тем самым перевес под Туапсе в нашу пользу.
В январе - октябре 1943 года Черноморский флот также обеспечивал бесперебойные перевозки в интересах советских войск, наступавших на приморском направлении, а также удерживавших плацдарм Малой земли, созданный в результате высадки морского десанта в феврале 1943 года в районе Мысхако. Питание десантной группировки, находящейся на Малой земле, потребовало от флота большого напряжения сил и средств, а от личного состава катеров, шхун, мотоботов и других мелких плавсредств - мужества и отваги.
11 марта на караван мелких плавсредств, шедший из Геленджика в Туапсе, налетело 33 самолета Ю-87 и Ю-88, которые, последовательно выходя в атаку, сбросили на суда свыше 90 авиабомб. Летчики вражеской авиации считали, что им удастся легко справиться с малозащищенными кораблями каравана, но они жестоко просчитались. Личный состав катеров метким огнем отражал одну атаку за другой, сбивая вражеские самолеты с боевого курса. В результате боя один Ю-88 был сбит зенитчиками сторожевого катера "СКА-072". Ни одна сброшенная бомба не достигла цели. "СКА-072", которым командовал коммунист старший лейтенант Колесников (он погиб при выполнении боевого задания 6 июня 1943 года), в марте 1943 года находился в море 21 сутки, сопроводив за это время 16 транспортов с войсками и грузами и четыре военных корабля и отразив при этом два налета вражеской авиации.
25 марта 1943 года сторожевой катер "СКА-065" конвоировал транспорт и три шхуны с боеприпасом для наших частей. В 6 часов 30 минут в районе Геленджика конвой подвергся атакам восьми вражеских самолетов. Дружный и меткий огонь зенитчиков сторожевого катера заставил самолеты противника сойти с боевого курса и беспорядочно сбросить бомбы. Через полтора часа на конвой налетело еще 20 самолетов. Огнем береговой зенитной артиллерии, "СКА-065" и самолетами-истребителями Черноморского флота была отражена и эта атака противника. В 12 часов 30 минут, когда транспорт и шхуны уже стояли у причала, вражеская авиация предприняла третий налет. На этот раз налетело 30 Ю-88, которые группами по два - три самолета пикировали на транспорт и "СКА-065".
Личный состав "СКА-065", которым командовал старший лейтенант Сивенко, проявил исключительную стойкость и мужество при отражении налетов вражеской авиации. В этот день гитлеровцы сбросили на наши суда более 100 бомб, многие из них разорвались вблизи катера, осыпав его градом осколков. Были разрушены мостик и рубка, вышла из строя носовая пушка, радиостанция, два мотора, корпус катера получил более 1600 пробоин. Большая часть команды была ранена, однако почти все раненые продолжали мужественно выполнять свои обязанности на боевых постах.
Раненый и выброшенный взрывной волной за борт подносчик патронов комсомолец матрос Марочкин выбрался из воды на катер и снова занял свое место в расчете орудия. Осколками перебило фал, и флаг упал. Немедленно матрос Потапов связал порванный фал и поднял флаг. Боцман Антоненко, стрелявший из пулеметов, был ранен в обе руки, но оставался на боевом посту до тех пор, пока не упал от слабости. У молодого коммуниста старшины 2-й статьи Куропятникова оторвало левую руку, был тяжело ранен наводчик его пулеметного расчета. Куропятников продолжал стрелять одной рукой. Вдруг он заметил, что на корме горят дымовые шашки, лежащие на глубинных бомбах. Создалась угроза гибели катера. Истекающий кровью моряк пополз на корму и, обжигая лицо, перегрыз зубами найтовые концы, удерживавшие дымовые шашки, а когда они упали за борт, снова подполз к пулемету.
В многочисленные пробоины в корпус катера начала поступать вода. Раненый моторист катера главный старшина Калашников, матросы Орлов, Глобин и другие, находясь по горло в воде, заделывали пробоины. Когда налет вражеской авиации был отбит, раненые отказались оставить катер, заявив, что они сами поведут его в базу.
За отвагу и героизм, проявленные в этом бою, весь личный состав "СКА-065" был награжден правительственными наградами, а старшине 2-й статьи Григорию Александровичу Куропятникову было присвоено звание Героя Советского Союза.
Военно-транспортная служба Черноморского флота проделала большую и напряженную работу по обеспечению перевозок и в целом полностью и своевременно доставляла пополнение и грузы для советских войск, действовавших в районе Кавказского побережья. План перевозок не выполнялся лишь в отдельные месяцы. Причинами этого являлись несвоевременная подготовка грузов, подвоз их на причалы и вывоз с них, недостаток погрузочного инвентаря, слабая взаимная информация между органами военных сообщений флота и Советской Армии, пароходствами, перевалочными базами и конвойной службой.
Анализ опыта перевозок в период битвы за Кавказ показывает, что в таких условиях большое значение для обеспечения перевозок имеет наличие достаточного числа судов малого тоннажа, способных ходить на минимальных глубинах у самого берега под прикрытием береговых батарей.


Несмотря на ряд недостатков в организации и практике перевозок, Черноморский флот задачу обеспечения питания частей Черноморской группы войск выполнил своевременно и полностью.
Общие выводы. Черноморский флот успешно решил одну из стоявших перед ним в период битвы за Кавказ важнейших задач - надежно обеспечил морские перевозки вдоль Кавказского побережья. Несмотря на активные действия авиации, подводных лодок и торпедных катеров противника перевозки в этом районе не прекращались ни на один день. Вместе с тем защита морских сообщений была связана с большими трудностями и напряжением из-за недостатка в транспортном флоте и особенно в конвойных силах. Достаточно отметить, что на наших морских коммуникациях в период битвы за Кавказ в среднем ежедневно плавало около 30 транспортов и судов малого тоннажа, а для их охраны Черноморский флот мог выделить только около 20 кораблей.
Главную опасность для наших морских сообщений в период битвы за Кавказ представляла немецко-фашистская авиация. Недостаток в самолетах-истребителях и в автоматическом артиллерийском вооружении в базах, на кораблях охранения и транспортах, слабая подготовка личного состава в стрельбе по зенитным целям значительно затрудняли организацию противовоздушной обороны военно-морских баз и конвоев на переходе морем.
Опыт действий Черноморского флота подтвердил, что для обеспечения морских перевозок в период их наибольшей интенсивности целесообразно наносить удары по аэродромам и базам противника, усиливать охранение транспортов и прикрытие их с воздуха. Целесообразно также при недостатке крупных и быстроходных транспортов использовать для доставки пополнений и грузов сухопутным войскам быстроходные боевые корабли.
Опыт воинских перевозок в период битвы за Кавказ показал, что наш транспортный флот того времени имел низкие тактико-технические данные (малая скорость хода, слабая оснащенность погрузочно-разгрузочными механизмами, недостаточные габариты люковых пространств и т. п.), порты погрузки и разгрузки были слабо механизированы, что создавало большие трудности при перевозках.
Коммунисты и комсомольцы Черноморского флота показывали образцы стойкости, дисциплинированности и героизма. Они были самыми умелыми воинами, верными товарищами в бою, умевшими повести за собой весь личный состав. И это явилось одним из решающих условий успешного выполнения флотом задач по обеспечению морских перевозок в период битвы за Кавказ.

Поделиться с друзьями:


Похожие материалы:

Заметили ошибку или неактуальную информацию? Пожалуйста, сообщите нам об этом

Информация
Карты