Анапа
21 октября, вторник
днем +17
ночью +17
ветер 7 м/с
Пасмурно, без осадков
Погода в Анапе
На главную
Главная История края Битва за Кавказ Советские подводные лодки

Советские подводные лодки

Развертывая действия на коммуникациях противника в Черном море силами подводных лодок, командование Черноморского флота не могло не учитывать обстановки и соотношение сил, складывавшихся на театре в период битвы за Кавказ. Превосходство врага в авиации, ограниченное число подводных лодок в составе Черноморского флота, которым надлежало действовать на морских коммуникациях протяженностью более 900 миль, обязывали к высокой и четкой организации и обеспечению действий подводных сил флота. Поэтому командование флота уделяло много внимания обеспечению выхода в море и возвращению из похода подводных лодок, своевременной информации их разведданными об обстановке.
Было установлено время выхода подводных лодок из баз, смены их на позициях и возвращения. Выход из баз разрешался с наступлением темноты, занятие позиций - на рассвете, оставление позиций - в темное время суток, возвращение в базу на рассвете и днем. Как правило, подводные лодки выходили на задание и возвращались с него самостоятельно или в сопровождении катеров. При подходе лодок к базам по заявке их командиров включались радиомаяки, маяки, створные огни. Смена позиций производилась в море. Так как лодок не хватало, уходившая с позиции лодка сообщала об обстановке в ее районе на плавбазу дивизиона по радио, а с последней эти данные также по радио передавались на другую лодку, которая в это время находилась в море на пути к позиции. Столь длительные и частые радиопереговоры не способствовали скрытности действий лодок.


В целях организации взаимодействия подводных лодок с авиацией с ноября 1942 года при штабе военно-воздушных сил Черноморского флота находился офицер связи от штаба бригады подводных лодок, который все сведения, добытые экипажами самолетов-разведчиков, немедленно передавал в свой штаб.
Напряженность морских перевозок на театре зависела от обстановки и не всегда и не на всех участках была одинаковой. Так, морские коммуникации на участке Босфор - Констанца и в районе Крымского полуострова были менее оживленными, чем на участке Сулина - Одесса. Это обстоятельство очень влияло на успех действий подводных лодок Черноморского флота, перед которыми стояли следующие основные задачи:
- уничтожение транспортов и боевых кораблей противника и стеснение их плавания;
- ведение разведки с целью выявления напряженности и характера коммуникаций противника, системы и организации его противолодочной обороны, дозора, навигационных ограждений и фарватеров.
По своему характеру боевые действия (подводных лодок Черноморского флота на коммуникациях противника можно разделить на три этапа. На первом этапе - в июле - августе 1942 года - подводные лодки особенной активности не проявляли, так как после участия в снабжении осажденного Севастополя они были сильно изношены и в подавляющем большинстве находились в ремонте. На втором этапе - в сентябре - декабре - все подводные лодки флота были объединены в одну бригаду и действовали более активно. Наибольший размах действия подводных сил Черноморского флота приняли в январе - октябре 1943 года (третий этап). В этот период лодки действовали в основном у Босфора и Крымского побережья.
В начале битвы за Кавказ на коммуникациях противника в Черном море действовали две бригады подводных лодок Черноморского флота, насчитывавшие 34 лодки, из которых в строю находилось около двадцати. Подводные лодки 1-й бригады занимали позиции в районе Босфора, Варны, Сизополя, производили минные постановки на фарватерах в районе Севастополя. В июле - августе они совершили 13 походов в отведенные им районы действий.
5 августа подводная лодка "Щ-205" под командованием капитана 3 ранга П. Сухомлинова потопила транспорт водоизмещением в 8 тысяч тонн. Вражеский транспорт был обнаружен на лунной дорожке в охранении двух сторожевых катеров. Сухомлинов вывел лодку в голову транспорта и с дистанции 5 каб. произвел трехторпедный залп. Две торпеды попали в цель, и транспорт потонул. Атака была настолько внезапной, что вражеские катера даже не преследовали "Щ-205".
Чтобы стеснить плавание фашистских кораблей в районе Севастополя, подводные лодки "Л-4" (командир капитан 3 ранга Поляков) и "Л-5" (командир капитан-лейтенант Жданов) трижды скрытно от противника приходили в этот район и выставили на входных фарватерах несколько минных банок.
В этот же период, т. е. в июле - августе, подводные лодки 2-й бригады действовали в районе Одессы, Фидониси, Тарханкута, Судака и Феодосии. Они совершили 19 боевых походов, встретившись во время этих походов девять раз с вражескими судами. 7 августа подводная лодка "М-62" потопила две баржи, а 23 августа подводная лодка "М-36"- транспорт противника водоизмещением около 5 тысяч тонн. Одна из лодок - "М-33" - подорвалась на вражеских минах и погибла.
В начале второго этапа, в сентябре 1942 года, обе бригады подводных лодок, действовавшие на коммуникациях противника в Черном море, в соответствии с приказом Народного комиссара Военно-Морского Флота были сведены в одну. Эта новая бригада состояла из четырех дивизионов, каждый из которых действовал только в определенном ему районе. Критерием же при определении района являлись его географические особенности и тактико-технические данные входивших в дивизион лодок.
Такой порядок использования лодок дал положительные результаты, так как, действуя все время в одном и том же районе, экипажи лодок повседневно накапливали сведения о движении в нем вражеских судов, а также Знания особенностей данного участка театра. Но лодок было мало, и находиться на позициях непрерывно они не могли, поэтому в некоторые дни гитлеровцы могли совершать перевозки беспрепятственно.
В течение сентября подводные лодки бригады совершили девять походов к Босфору, Бургасу, Констанце, Сулине, Одессе и к побережью Крыма и два похода на постановку минных заграждений. Во время походов были обнаружены транспорты противника и произведено десять атак, однако успешной оказалась только одна атака. Подводная лодка "С-31" 22 сентября потопила в районе Ялты баржу водоизмещением 300 тонн. Столь малая эффективность торпедных атак подводных лодок объяснялась тем, что вражеские конвои, транспорты, баржи, буксиры, шхуны ходили, прижимаясь к берегу, т. е. на глубинах 6-12 м. Надо было заставить противника перенести курсы движения своих кораблей дальше в море. С этой целью 16 и 19 сентября между Одессой и Сулиной на глубине 10-12 м были поставлены минные банки. На одной из таких банок, выставленной подводной лодкой "Л-5", подорвалась и затонула канонерская лодка противника.
В октябре - декабре подводные лодки совершили 42 боевых дохода. В двадцати из них они имели соприкосновения с противником, потопив десять транспортов и барж общим водоизмещением около 30 тысяч тонн и повредив эскадренный миноносец, два транспорта и танкер водоизмещением около 14 тысяч тонн.
Гитлеровцы усилили свою противолодочную оборону. В октябре - ноябре они стали создавать специальные поисковые группы из катеров и самолетов для уничтожения наших подводных лодок. Но это не ослабило удары подводников-черноморцев по вражеским коммуникациям.
8 октября из Поти в район севернее Сулина вышла в свой пятнадцатый боевой поход подводная лодка "М-32" под командованием капитан-лейтенанта Н. А. Колтыпина. До этого лодка не раз ходила в Севастополь, доставляя его героическим защитникам горючее, боеприпасы, продовольствие. Перед выходом в море командир собрал личный состав подводной лодки и разъяснил ему боевую задачу. Состоялось также собрание коммунистов и комсомольцев корабля, на котором обсуждался вопрос о том, как лучше выполнить боевое задание.
В 0 часов 40 минут 12 октября "М-32" благополучно прибыла в назначенный ей район Бургас - Сулина. Мелководный, изобилующий минными заграждениями, места которых были известны недостаточно точно, этот район был очень опасен для плавания. Кроме того, противник в связи с увеличением активности наших лодок усилил здесь свою противолодочную оборону, выделяя для борьбы с лодками и охраны своих конвоев авиацию, эскадренные миноносцы и сторожевые катера.
14 октября "М-32" обнаружила эскадренный миноносец, буксир, сторожевой катер и самолет противника и начала маневрирование для выхода в атаку. В 13 часов 38 минут
капитан-лейтенант Колтыпин лег на боевой курс и через шесть минут с дистанции 5 каб. дал по эскадренному миноносцу двухторпедный залп с интервалом в пять секунд. Через 45 секунд во всех отсеках услышали два глухих взрыва. Как выяснилось позже, вражеский корабль был поврежден и поставлен в док для ремонта. Лодка легла на грунт на глубине 13 м. Был остановлен гирокомпас и выключены все механизмы.
В 13 часов 47 минут гидроакустики обнаружили над лодкой шум винтов, и вскоре в непосредственной близости от "М-32" начали рваться глубинные бомбы. Первым взрывом были сорваны задрайки верхнего рубочного люка, отчего рубка стала быстро заполняться водой. С большими усилиями находившиеся возле люка капитан-лейтенант Колтыпин и его помощник старший лейтенант В. И. Иванов задраили его. В пятый отсек начал поступать соляр. Вышли из строя турбонасос и трюмная помпа, во всей лодке погас свет. Все, что находилось в боевой рубке: флаги, фанерный ящик, брезенты, бушлаты, - всплыло на поверхность. В центральный пост через тубус перископа стала интенсивно поступать вода. Для заделки тубуса использовались брезенты, матрасы, обмундирование, но задержать воду не удавалось. Личный состав, находившийся в центральном посту, работал по горло в воде. Затопило радиорубку, пробило цистерны главного балласта, масляную и соляровую. На поверхность вышло до двух тонн соляра и около полутонны масла, и образовалось большое масляное пятно. Вышло из строя управление вертикального и горизонтального рулей, часы, тахометры, амперметры, гирокомпасы и магнитные компасы
После окончания бомбометания к месту, где лежала "М-32", подошел вражеский корабль и стал давать звукоподводные сигналы. Не получив ответа, он через некоторое время дважды провел по корпусу лодки металлическим предметом и, считая, видимо, что советская лодка уничтожена, ушел. Однако гитлеровцы ошиблись. Как только над лодкой разорвалась первая бомба, в ней началась героическая борьба личного состава за жизнь своего корабля. Ко времени окончания бомбометания подводникам удалось ввести в строй трюмную помпу центрального поста и приступить к откачке воды. Заслуга в этом принадлежит старшине группы мотористов Пустовойтенко, сумевшему привести в порядок полузатопленный дизель. Комсомолец-электрик матрос Инжаев восстановил освещение всех отсеков подводной лодки. Каждый на своем боевом посту работал не щадя сил.
Благодаря отличной подготовке экипажа лодки и умелому руководству ее командира борьбой за живучесть "М-32" была спасена от гибели. В 19 часов 35 минут с дифферентом на нос, доходившим до 40°, она всплыла и отошла от места атаки на 15-20 миль, а затем на 25-метровой глубине легла на грунт для дальнейшего ремонта механизмов. Личному составу в этих условиях удалось устранить лишь основные повреждения. Не представилось возможным восстановить систему управления лодкой под водой.
Невзирая на опасность быть обнаруженной надводными кораблями и авиацией противника, "М-32" совершила в надводном положении при 6-балльном шторме переход в 600 миль и 22 октября благополучно прибыла в базу. Весь личный состав подводной лодки был награжден орденами и медалями.
Оценивая события, развернувшиеся во время этого боевого похода подводной лодки "М-32", можно сделать вывод, что атака эскадренного миноносца противника была проведена в сложных условиях тактически грамотно и смело. Действия командира лодки и личного состава как во время атаки, так и в период борьбы за живучесть корабля отличались самоотверженностью и героизмом. Экипаж корабля проявил себя сплоченным, не знающим страха в боях с врагами нашей Родины, чему в значительной степени способствовала правильная организация партийно-политической работы на корабле. Коммунисты и комсомольцы всегда были на самых тяжелых участках и своим личным примером показывали образцы мужества и героизма, увлекали за собой весь личный состав.
Так же мужественно действовал и личный состав подводной лодки "М-35", которой командовал капитан 3 ранга М. В. Грешилов (ныне капитан 1 ранга). 12 октября эта лодка вышла из Хопи на морские сообщения противника в районе Сулина - мыс Олинька, куда и прибыла в 3 часа 15 минут 15 октября. Это был ее девятнадцатый боевой поход.
В 17 часов 31 минуту 21 октября в районе Сулинского порта были обнаружены мачты и дым корабля, идущего курсом 0°. Это оказался транспорт водоизмещением в 5 тысяч тонн в охранении миноносца и двух сторожевых катеров, которые шли мористее транспорта. Оценив обстановку, командир лодки решил атаковать противника со стороны берега. В 18 часов 05 минут "М-35" легла на боевой курс и с дистанции 4 каб. произвела залп двумя торпедами, после чего легла на грунт на 11-метровой глубине. Через минуту после залпа раздались взрывы торпед. Они были такими сильными, что на лодке вышли из строя гидроакустические приборы. А еще через две минуты гитлеровцы начали сбрасывать глубинные бомбы. От близких разрывов их "М-35" подбрасывало на грунте и кренило. Всего было сброшено 32 бомбы. Но, так как противник не обнаружил лодку во время атаки, бомбы ложились неточно и значительных повреждений лодке не причинили. В 22 часа 24 минуты "М-35" всплыла в позиционное положение, устранила повреждения и 24 октября возвратилась в базу.
Капитан 3 ранга М. В. Грешилов и личный состав "М-35" свою боевую задачу выполнили отлично, потопив еще один транспорт врага. Причина успеха крылась в умении правильно оценить обстановку, в тактически грамотном маневрировании, в выдержке и мужестве личного состава. Атаковав 21 октября вражеский транспорт со стороны берега, т. е. его неохраняемый борт, и уйдя после залпа под берег, командир лодки добился скрытности атаки и отрыва от кораблей охранения.
Но не все подводные лодки действовали так успешно, как "М-32" и "М-35". Подводная лодка "Щ-207", которой командовал капитан-лейтенант Н. А. Панов, обнаружила ночью 26 октября в районе Сулина - мыс Мидия в расстоянии 25 - 30 каб. от себя дым. Идя на сближение.
Панов установил, что перед ним конвой из двух транспортов в сопровождении четырех сторожевых катеров Поэтому он начал маневрировать малым ходом для выхода в атаку и к моменту залпа, т.е. к 2 часам 53 минутам, подошел к конвою на дистанцию 17 каб. После двухторпедного залпа с интервалом девять секунд по головному транспорту "Щ-207" погрузилась и начала отходить, хотя ее никто не преследовал. Торпеды в цель не попали.
В чем же была причина того, что атака окончилась безрезультатно? Командование бригады, анализируя маневр "Щ-207", отметило неправильное сближение, неверный выбор числа торпед и временного интервала и ошибки в угле упреждения. Результаты атаки не были проверены. Находясь и дальше на позиции, "Щ-207" еще трижды встречала вражеские конвои, но каждый раз капитан-лейтенант Панов не мог выйти в атаку, маневрировал нерешительно и неумело.
Действуя на вражеских коммуникациях, подводные лодки Черноморского флота широко применяли минное оружие. В июле - декабре 1942 года было проведено девять специальных выходов на минные постановки. Мины ставились в местах, где больше всего обнаруживались вражеские корабли и транспорты у мысов Фиолент, Сарыч, Бурнас, у Феодосии и мыса Калиакра. Целью заграждений являлось не только уничтожение судов противника, но и принуждение последнего к перенесению коммуникаций дальше от берега, в море, где легче было действовать советским подводным лодкам. Недостатком в использовании минного оружия являлось отсутствие постоянного контроля за состоянием минных заграждений, в результате чего эффективность их действий оставалась неизвестной. Единственное исключение представлял район Одесса - Сулина, в котором постоянно пребывали наши лодки. Именно здесь экипажи "М-31", "М-62", "М-117", "М-111" визуально обнаружили два затонувших вражеских транспорта.
Наблюдение за перевозками противника с подводных лодок позволило установить, что в июле - декабре 1942 года гитлеровцы использовали на своей важнейшей и наиболее напряженной коммуникации Одесса - Сулина - Констанца в основном малые плавсредства - самоходные баржи, буксиры с баржами, которые ходили по глубинам 6 - 10 м На транспортах, шедших на удалении 12-15 миль от берега с большим охранением, перевозились наиболее ценные грузы. К охранению конвоев привлекались эскадренные миноносцы, миноносцы, сторожевые катера, торпедные катера и авиация Поиск подводных лодок производился сторожевыми катерами поодиночке и группами по два - три катера, а также торпедными катерами и авиацией. Торпедные и сторожевые катера днем маскировались под парусники.
В первые девять месяцев 1943 года подводные лодки Черноморского флота совершили около 90 походов к берегам Крыма и западному побережью моря. Ежемесячно на позиции выходило 9 - 10 лодок. Советские подводники потопили 13 транспортов и барж противника общим водоизмещением 36 тысяч тонн. Несмотря на некоторые потери на вражеских минах в 1942 году, действия подводников-черноморцев в 1943 году значительно активизировались. Они перешли от позиционного метода к крейсерству в ограниченном районе, что привело к увеличению числа встреч с конвоями противника, отказались от прицельной стрельбы одиночными торпедами, предпочтя ей залповую стрельбу с временным интервалом, так же как и в 1942 году, использовали минное оружие.
Всего за период битвы за Кавказ подводные лодки Черноморского флота совершили около 180 походов на вражеские коммуникации, во время которых потопили около 40 транспортов и барж общим водоизмещением около 80 тысяч тонн.
Как недостаток в действиях подводных лодок следует отметить использование их в основном позиционным методом. Некоторые командиры лодок, придя на позицию, преимущественно стояли на якоре или лежали на грунте, применяя так называемую "якорную тактику". Так. во время одного из походов во второй половине 1942 года подводная лодка "М-111" под командованием капитан-лейтенанта Я. К. Иоселиани из 124 часов пребывания на позиции 94 часа провела на якоре и на грунте. Такая "тактика", безусловно, снижала успешность действий подводных лодок. Переход к крейсерству и торпедной стрельбе залпом с временным интервалом увеличил эффективность использования подводных лодок.
Недостатком использования подводных лодок явился и оживленный двусторонний радиообмен их с командованием бригады. Так, например, из донесения командира подводной лодки "Л-23" капитана 3 ранга И Ф. Фартушного следует, что за время пребывания лодки на позиции он передал в штаб бригады 12 радиограмм, что способствовало запеленгованию и обнаружению лодки. Об этом же докладывал командир подводной лодки "А-2" капитан-лейтенант Б. С. Буянский, сообщавший, что в базу приходилось передавать одну и ту же радиограмму по пять раз.
Но, несмотря на эти и другие недостатки в использовании подводных лодок, нельзя не отметить, что подводники-черноморцы, которым пришлось действовать в очень трудных условиях, выполнили свой долг перед Родиной. На наиболее напряженной коммуникации Констанца - Сулина - Одесса подводные лодки Черноморского флота действовали на глубинах 10 - 15 м при полном господстве немецко-фашистской авиации и сильном охранении вражеских транспортов. Зачастую в мелководных и засоренных минами районах советские подводники вели наблюдения в перископ, когда их лодки лежали на грунте. Чтобы выйти в атаку на мелководье, подводным лодкам буквально приходилось ползать по грунту, а после залпа ложиться тут же на грунт, так как уклоняться от преследования не позволяли мелкие глубины. Но все это не могло остановить советских моряков, стремившихся любой ценой добиться победы над врагом, посягнувшим на честь и независимость нашей Родины.
 

Похожие материалы:

Поделиться с друзьями:
Заметили ошибку или неактуальную информацию? Пожалуйста, сообщите нам об этом

"Анапа-Сити" - новости

Курортные новости, где отдохнуть в Анапе, видео о курорте, 3D-панорамы достопримечательностей и др.

добавить на Яндекс
Информация
Карты
Cпорт & Творчество